Макарушка (makaryshka) wrote,
Макарушка
makaryshka

Categories:

Иеромонах Савватий (Грудев) – волк без овечьей шкуры

Недавно обратил внимание на одного аэромонаха, который в свои 35 лет облетел все пляжи мира. Как сказал о нем один его однокласник, что человек этот "тупо карьерист". Ему все равно где делать карьеру: в гражданском обществе или в Церковном пространстве. Главное, чтобы взобраться по лестнице и стать значимой фигурой. Так он обещал своему папаше, отсидевшему срок за мошеничество. Говорят , что срок был предназначен сыночку, но папа все взял на себя. Что не сделаешь ради любимого сына.

Иеромонах Савватий (Грудев) сейчас проживает в Оптиной пустыни, если так можно сказать. Он уверен что через полтора, максимум два года станет епископом. Если же нет, то покинет эту неблагодарную среду (имеется ввиду православие) и будет пытать счастье в других социальных структурах. Предлагаю почитать воспоминание паломника, снявшего овечью шкуру с этого волчары и прохвоста.

Из дневниковых записей паломника

Бытовуха – земная суета настолько, бывает, надоеест, что уже и не знаешь, где бы скрыться от всей этой навалившейся тягомотины. И, конечно, как «луч света в темном царстве» возникает мысль: все, ухожу в монастырь.

Но чтобы отважиться на этот шаг, не всегда хватает решимости, да и понимание со стороны родственничков редко встретишь. Поэтому ограничиваешься лишь паломнической поездкой в монастырь. Повезет, если удастся вырваться хотя бы на неделю. Обычно на два-три дня максимум.

Но в этот раз мне повезло, и я выкроил из своей городской суетной жизни недельку для духовного укрепления. Местом для этого душевного отдохновения мной был выбран мужской монастырь Оптина пустынь.



Кто был, тот знает, что место это святое, а кто не был, тем рекомендую приехать посмотреть и насладиться тишиной мачтовых сосен, окружающих Иоанно-Предтеченский скит.

Именно здесь селят паломников, желающих потрудиться в монастыре хотя бы недельку. На монастырской проходной мне сказали, чтобы я подошел к иеромонаху Савватию, так как он заведует поселением трудников.

Обычно о монахах говорят «не от мира сего». Об о. Савватии так не скажешь. Он как раз наоборот – очень от мира. Темные до черноты модные очки, аккуратно выстриженная в салоне борода, запах дорого одеколона – все это напоминает менеджера среднего звена в какой-нибудь захолустной компании.

Но если менеджер с вами будет говорить мило улыбаясь, то иеромонах Савватий начал разговор со мной с допроса:

– Вы сидели? В какой тюрьме и статья какая?

– Да, сидел, – ответил я, обманув собеседника, желая подыграть.

– Это сразу заметно, – слегка покачивая в левую сторону головой сказал о. Савватий. – Какая статья?

– Это у Вас нервный тик? – спросил я его, желая перевести разговор в другую плоскость.

Иеромонах занервничал и стал еще больше подергивать головой, пряча озлобленный взгляд.

– Я Вас спрашиваю, какая статья? За что сидели. Отвечайте на вопрос, – словно опытный полицейский продолжал давить на меня о. Савватий.

– Да не волнуйтесь Вы. Нормальная статья, – стараясь снять напряжение в разговоре ответил я, складывая руки под благословение.

– Перестаньте паясничать и отвечайте на вопросы, когда Вас спрашивают, – грозно осек меня о. Савватий.

– Я уже отбыл наказание, гражданин начальник. Родина меня простила, неужели Вы не простите? – продолжил я шутить.

– Вам здесь не место, – уже не скрывая свою неприязнь ответил иеромонах. – Вы слышали? Вам здесь не рады.

– Кто не рад? Вы? Или Оптинские старцы? – сдерзил я, понимая, что сейчас меня отсюда попрут. – Вообще-то я не к Вам приехал, батюшка. Трудиться готов, послушание нести готов. А насчет отсидки я же просто пошутил. Не сидел я никогда. И даже приводов в полицию не было.

– Что ты мне лапшу на уши вешаешь? – перешел на «ты» иеромонах Савватий. – Думаешь, тут лохи? Да по тебе и щас тюрьма плачет. Я таких как ты насквозь вижу. Встречал по жизни таких недоумков.

– Простите, отче. Может все-таки обойдемся без оскорблений? Вы же не знаете, кто я? А про тюрьму я пошутил. Не сиделец. Вот и паспорт мой посмотрите.

Но уже было поздно что-то изменить. Иеромонах Савватий позвонил в полицию и потребовал, чтобы меня немедленно убрали из монастыря.

Полицейский со мной беседовал дружелюбно. Посмотрел мой паспорт, расспросил, кем работаю. И когда узнал, что я управляющий одной из московских компаний, то даже посочувствовал:

– Вы не обращайте внимания. Этот человек не на своем месте. Очень уж сложный, образованный, три языка знает: английский, французский и испанский. Вот до него был другой батюшка, так того все паломники любили. А этот как из НКВД.

Полицейский посоветовал мне устроиться за деньги в монастырскую гостиницу и спокойно провести здесь недельку в молитве и посте. Я так и поступил.

Через три дня встретил о. Савватия на проходной. Он беседовал с какой-то пожилой американской супружеской парой. Меня удивило его произношение. Он говорил с каким-то кавказским акцентом, словно грузин на иврите. Когда же американцы ушли, то о. Савватий позвонил кому-то и стал рассказывать, что только что встретил ЦРУ-шников. Я стал невольным свидетелем его разговора, потому что ждал приятеля.

– Сейчас с ЦРУ-шинками говорил… Они вполне приличные люди, не то что наши ушлепки… Да они в восторге от моего английского. Решили, что я англичанин…

«Да, – подумал я, – круто ты кого-то разводишь насчет знания языка. Если английский у тебя с таким безобразным произношением, то представляю каковы французский и испанский».

Я подошел к о. Савватию и спросил его по-испански:

– Не подскажете, когда начнется служба и в каком храме?

О. Савватий приподнял очки и посмотрел на меня округлившимися глазами. Он не понял, что я сказал.

Я еще раз повторил. И на ломаном французском он мне ответил:

– Вы можете остановиться в гостинице.

Я плакал от смеха. Ему бы надо было дать имя Остап, оно бы как раз подошло.

иеромонах савватий грудев

Сегодня чтобы организовать startup или получить возможность взойти по карьерной лестнице, необходимо образование, начитанность и, по крайней мере, знание языков. Интересно, что такие требования не только на предприятии, но и в патриархии.

Для хитрецов, как о. Савватий знание трех языков – это прямой путь на епископскую кафедру. Ведь на собеседовании у митрополита его не станут просить произнести проповедь на одном из языков. А став епископом, можно будет и подучить, если понадобится. Главное стать им. А иеромонах Савватий и не скрывает своей уверенности, что скоро станет архиереем. Сейчас учеба в академии, а потом желанная безграничная власть...

Виктор Самарский



Tags: Оптина пустынь, иеромонах савватий грудев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments